Михаил Успенский — «Остальное — судьба»

2 июня 2012 г. Wave Просмотров: 1482 RSS
Проект «Семецкий»

Выделять в деле убийства Семецкого какую-то из книг сталкерского проекта — всё равно что выделять отдельного муравья в муравейнике. Тем не менее, Михаил Успенский отличился и отличился минимум дважды.

Во-первых, Г. Л. Олди утверждают, что на весь сталкерский проект это единственная книга, смеющая называться литературой. Хоть я почти не читал «сталкера», но этот отзыв оставить без внимания не мог.

А во-вторых, Успенский умудрился убить Семецкого аж в трёх ипостасях! И не просто убить!

   Даже тотализатор в Зоне появился! Всегда можно было помазать — где, когда и при каких обстоятельствах погибнет Семецкий, ибо данная тема была воистину неисчерпаемой. Это называлось «Семецкого страховать», и перешло в фольклор: «Что ты мне тут Семецкого страхуешь!», «Не страхуй Семецкого» и т. п.
   —  К Монолиту ему надо, — отвечает Большой как-то смущённо. И глаза свои восточные отводит.
    И тут я заржал.
   Потому что к Монолиту ходить — что Семецкого страховать.

Ну где ещё сталкера Семецкого страхуют? Где устраивают тотализатор на его смерть?

А вот дальше начинается «Inseption». В книге снимают фильм.

   И вот уже выходят на экраны новые фильмы стиля «зоун муви» — «Рейд будет опасным», «За контейнер артефактов», «Сокровища Агропрома», «Кот и Дрозд спешат на помощь», «Роковой Выброс», «Однажды в Зоне», «Дважды в Зоне», «Дважды в Зоне-2», «Завжды в Зоне»…
   Не забыли и литературную классику, экранизировав перебежчика Гоголя. В фильме «Страшная месть Казака» хорошего сталкера Казака с ребёнком плохой сталкер Кацап бросил на верную смерть в логове кровососов, но они мутировали в таких крутых зомбаков, что всей Зоне туго пришлось. За каким бесом Казак потащил в Зону младенца, никто не задумывался. Наверное, детские ясли были на карантине…
   Запустили практически бесконечный жестокий телесериал «Гибель Юрка Семенчука» — Сами Знаете про Кого. В каждой серии сильно украинизированного героя играл другой актёр.

Но и это ещё не предел. Семецкому устанавливают, а потом взрывают памятник.

   Другой достопримечательностью бара «Хардчо» была статуя Семецкого перед входом — так некогда гипсовый или бронзовый Ильич охранял райкомы и обкомы покойной КПСС. Толстосумы Предзонья дивились расточительности Большого, потому что выписал он московского скульптора, хотя и на месте хватало умельцев — тот же Мастдай. Но статую босс заказал не простую. Уж не из гипса, не из мрамора — а вообще из ничего.
   Пьедестал был настоящим, гранитным, а вот сама статуя — голографическим изображением.
   Смотреть на это диво лучше было вечером, без лишнего света.
   Легендарный сталкер, как живой, в домашнем халате и в тапочках покоился в совершенно мещанском кресле и держал на коленях кошку.
   Иногда изображение исчезало, чтобы так же внезапно возникнуть ровно через две с половиной минуты. Таким образом художник хотел подчеркнуть дуалистическую природу Семецкого: вот он есть, а вот его уже нет.
   А кошка на коленях служила намёком для самых неграмотных, потому что всякому неучу понятно, что это — знаменитая кошка Шрёдингера, которая то ли живая, а то ли наоборот. Фифти-фифти.
   И никакой это был не аттракцион, а напоминание всем сталкерам о том, сколько разнообразнейших смертей поджидает их во время вылазок…
   Снаружи уже стало темнеть.
   Возле монумента Семецкого стоял бледный худой человек в восточной одежде — в полосатом халате и плоской шапке-афганке. Борода у бледного была как у бармена Арчибальда, только длиннее.
   Незнакомец внимательно осмотрел пустой каменный цоколь (голограмма как раз ушла в паузу), потрогал бронзовые буквы на граните, прищурился, пытаясь прочитать…
   Тут прозвучал праздничный аккорд — и возникли на пьедестале вечно живые Семецкий с кошкой!
   Незнакомец отскочил на шаг и жалобно воскликнул:
   —  Шайтан, шайтан!
   —  А, это из «Свободы», — сказал сталкер по прозвищу Умная Маша. — Есть там у них такой электронщик — Шайтан. Только у него морда другая, без бороды…
   Лицо незнакомца исказилось, он распахнул полы халата, и все собравшиеся в баре «Хардчо» с ужасом увидели, что тощее тело его обвешано трубочками да коробочками…
   —  Аллах акбар! — завизжал худой и зажмурился.
   Страшный удар потряс здание, погасли дисплеи, сталкеры запоздало попадали на пол, причём Серёга Воркута бережно накрыл телом гитару…
   Так в Зоне появился и тут же сгинул первый шахид.
   — И Семецкого жалко, — сказал Матадор. — От террористов он ещё не погибал…
   —  Большой восстановит, - уверенно сказал Киндер.

Но даже на этой ноте автор не успокоился. Хотя, может, просто эхо играет ))

   Они вытащили воришку на крыльцо. Было уже совсем темно - единственный фонарь торчал у барака, да светился огонёк на станции.
   Последнее, что они услышали, был голос капитана:
   — Андроповна! Наливай — ты здесь хозяйка!
   Неужели Семецкий не один такой в этом мире?
   Но возвращаться в барак для проверки что-то не хотелось…

Добавлю от себя, книга достойна прочтения. Хотя и не насыщена так экшном, как прочие сочинения проекта ))

⇑ Наверх
⇓ Вниз