Злотников, Воробьёв — «Ронин»

23 сентября 2008 г. Wave Просмотров: 2428 RSS
Проект «Семецкий»

Этой странички тоже бы не существовало, если бы не было бесценной помощи Форума фэн-сайта Владимира Васильева, а именно моего земляка Dennis S. Поскольку ссылку нашёл не я, то просто привожу пост от 17.08.04 от Dennis S.

* * *

Итак, давно обещанный Юрий Семецкий из романа Р. Злотникова и А. Воробьева «Ронин». Здесь его действительно не убивают, в отличие от главного героя. Хотя со смертью он тоже поиграл, оставшись единственным выжившим в бомбежке.

* * *
- Сколько персонала осталось в госпитале?
— Мы с Дианой, да еще Юрик. Остальные ушли. Господь еще покарает их! Бросить на погибель беззащитных!
«…»
— Что за Юрик?
— Семецкий, наш хирург. — Кассандра изобразила на лице крайнюю степень возмущения. — Иной раз я сама поражаюсь, как он со своим алкоголизмом сумел не вылететь с работы. Так пить, прости, Господи.
Слово «Господи» она умудрялась произносить так, что заглавная буква чувствовалась сразу.
«…»
— Спасибо за чай, у меня еще есть кое-какие дела. Где я могу найти господина Семецкого?
— В конце палаты дверь, пройдете коридор, после развилки вторая дверь налево. Да без толку, спит он сейчас, опять напился, прости, Господи.
— Я его разбужу.
Хирург спал, уронив блестящую лысиной голову на полированную поверхность письменного стола. Всю каморку, три на три метра, пропитанную запахом спирта, занимали полки с книгами. Ник мельком пробежался по корешкам и присвистнул, не в силах сдержать удивление. Редчайшие, древние книги. Многие, похоже, попали сюда еще с Земли. Фрейд, Юнг, Шопенгауэр, тяжелые переплеты, украшенные потускневшими надписями.
«…»
Юрик Семецкий, среднего роста мужик лет пятидесяти, хмуро смотрел на позднего визитера. Ник стоически выдержал тяжелый, похмельный взгляд, и Семецкий, хмыкнув, выставил на стол трехлитровую бутыль, уже наполовину опустошенную.
— Спирт.
Ник огляделся в поисках стула и, не найдя, присел на краешек стола. Семецкий, вытащив из кармана халата мятый одноразовый стаканчик, набулькал примерно половину, протянул Нику.
— Пей.
Ник, задержав дыхание, опрокинул в себя содержимое. Чистый спирт напалмом прокатился по пищеводу, оставляя за собой огненный след. Семецкий внимательно проследил за выполнением процедуры, одобрительно крякнул и налил по второй.
— С чем пожаловал?
* * *
Спустя пару минут внезапно послышались шаги.
— Ну, еле вас догнал! — Ник подумал, что бредит, обладатель этого голоса по всем законам должен быть мертв!
— А эти суки что натворили, а?! — Семецкий, пошатываясь, утирал обильно льющийся пот. — Извини, парень, сам вот я выбрался, а остальные, похоже, нет.
Ник сглотнул.
— Как?
Семецкий, отдуваясь, плюхнулся рядом с Майей.
— Что как? Как выбрался? Мудак один прискакал. Иди, говорит, мол, наружу. Да как сказал! Ноги сами понесли. До выхода не дошел, грохот. Я отрубился на секунду, ну, думаю, penis canina, хана тебе, Юрик! Пронесло. Из туннеля выскочил, отбежал, а тут ка-ак рванет. Я опять в туман, в себя пришел и за вами. Мне этот хмырь сказал, иди, мол, на южный берег. И ты не поверишь, я его послушался. А хотел было послать куда подальше.
— Кто-нибудь еще выжил?
— Какое там! Я сам-то чудом уцелел. Кассандра, стерва, жаль вот, не успела. Теперь я форменный вдовец. — Семецкий сплюнул себе под ноги. — Какая-никакая, все же жена была. Хоть и та еще сука.
* * *
Семецкий понимающе хмыкнул, но тем не менее остался сидеть рядом.
— Расслабься, парень, ну что ты сидишь как истукан? Еще медитировать тут начни. Жизнь, она ведь не кончилась. Если из-за каждой потери так страдать, то проще сразу застрелиться. Я вот когда-то дал себе слабину…
Юрик допил остатки из фляжки и не глядя отшвырнул ее за спину.
— Мне чуть поболе, чем тебе, тогда было. Классным нейрохирургом был, работал в ведущей клинике сектора. Научная работа, публикации в самых популярных научных изданиях, немалые деньги за операции. Если бы не эти чертовы горы. Мы поженились за год до этого, я долго за ней ухаживал, почти пять лет. Куча поклонников, престижный университет, богатые родители. Я сам не поверил, когда она согласилась. А дальше, как в сказке, коттедж за городом, беременность. Мы ждали ребенка, девочку, очаровательную белокурую малышку. Ольга обожала горы. Ее машина сорвалась с обрыва. Система спасения, конечно, сработала, но с такой высоты… Оленька была еще жива, когда ее привезли в клинику. Я сам ее оперировал. В один момент даже казалось, что мне все удастся. Увы, обширное кровоизлияние в мозг. Ребенка мы тоже спасти не смогли. И ты знаешь, я начал пить, пить много и часто. Поначалу начальство закрывало глаза на мои выходки. Семейная драма, шок, да и хирургом я был классным, они еще надеялись, что я образумлюсь. Не образумился, мне все казалось, что она жива. Иной раз, просыпаясь с похмелья, я видел ее. Она хлопотала по дому, пеленала малышку… А потом приходила головная боль. Я допился до белой горячки. С работы меня все-таки поперли. Эх, я и на Кассандре женился только затем, чтобы иметь хоть какой-то якорь в этой жизни.
— Сочувствую.
— Да в гробу я видел твое сочувствие! Думаешь, к чему я тебе это рассказываю? От словесного недержания? Нет, парень! Как ты думаешь, легче моей Оле стало от того, что я пустил свою жизнь под откос? Да ни хрена не легче! Я вот научную работу бросил, может, кучу открытий не сделал. Может, мои бы открытия кучу народу спасли?
Семецкий подкинул в огонь пару веток. По грубым каменным стенам, причудливо изгибаясь, метались тени.
* * *
Семецкий и беременная от Фолдера Майя добрались до Восходящей Империи. Смыв кровью своей позор Анатолии, убивший предводителя врагов, самурай Николас Фолдер был прощен.
⇑ Наверх
⇓ Вниз