Рассказ — «Ринг»

23 сентября 2008 г. Wave Просмотров: 2412 RSS
Проект «Семецкий»
«И стены рухнули под ветром осенним,
И оттуда вылезли бездомные кошки.
Одна из них так и осталась под камнем,
И это было не в кино и не в книжке»
Пилот — «На полусогнутых»


Вит вздохнул и постарался как можно тише поменять позу. Осталось выдержать всего несколько минут до перерыва. Главное — не думать ни о чем из того, что находится за пределами Ринга. Когда смерть становится привычной, очень легко перестать задумываться с ней — и самому расстаться с жизнью.

Осталось всего три человека с их стороны и четыре у противников. Лучше ничего не предпринимать сейчас, а дождаться перерыва и обсудить тактику с соклановцами. Лучше не лезть в первый же свой бой куда попало, иначе бой будет еще и последним.
Сзади раздались шаги. Свой или чужой? Вит вгляделся в темный проход. Никакого движения не было видно. Вроде бы все в порядке.
В этот момент к нему полетела ракета. Прятаться в углу между двухметровыми ящиками было удобно, заметить находящегося в таком месте человека и попасть было трудно. Но ракета просто уничтожит все, что находится рядом, не целясь, а укрыться от взрыва в тесном проходе между ящиками невозможно. Вит уже знал, что умрет. Он отнесся к этому на удивление спокойно. Он был готов к смерти.
Но он не умер. Когда ракета уже подлетала, раздался звонок, означающий начало перерыва. На ракете сработал нейтрализатор, и она мягко упала к ногам, так и не взорвавшись. Если бы ее выпустили на пару секунд раньше… Ноги подкосились, и Вит сел на землю. Ему хотелось перекинуться парой слов с игроком, который выпустил ракету, пошутить, чтобы снять напряжение. Правила не запрещали разговоры с противниками. Но этого никто не делал. Потому что все, кто начинал относиться к противникам, как к людям, погибали.
Запрокинув голову, Вит смотрел в небо. Над Рингом плыл по воздуху информер от РБК с курсом доллара, переливаясь всеми цветами RGB. Невдалеке вещал диктор.
— Юрий Семецкий, более известный как Вит, имеет неплохие шансы стать самым перспективным игроком, — донеслось до ушей. Что это значит? Он, отсиживаясь почти все время в темных углах, почему-то считается перспективным?
— Он не лезет на рожон, а действует спокойно и методично, заставляя противников самих искать его. Пока что на его счету только один фраг, но видно настоящее мастерство. Хотя это его первый настоящий бой, и ему не хватает опыта.
Ну да, все правильно. Герой нашего времени — это не супермен, который выносит всех и вся. Сегодняшний герой — это тихоня, который подходит незаметно и убивает бесшумно, которого не видно. Да, некоторые зрители, которым не нравился такой тип героя и которые хотели безмерной крутости, перестали смотреть матчи. Но то, что смерть была настоящей, компенсировало некоторую медлительность действия и давало зрителям больше адреналина, чем летящие налево и направо ракеты, так что рейтинги Ринга были выше, чем у предшествоваших ему программ.
Вит коснулся футболки. Красные все-таки имеют небольшое преимущество, как бы не старались организаторы сделать стороны абсолютно симметричными и одинаковыми. Когда все вокруг в крови, красные сливаются. Зато они не могут понять, идет ли кровь у них самих, поэтому Виту пришлось снять футболку, чтобы обнаружить, что он цел и невредим.
Почему вообще красные и синие? Почему нельзя сделать костюмы одного цвета с небольшой полоской для различения? Хотя кому какая разница, если на экранах зрителей это все равно либо русские и американцы, либо марсиане и меркурианцы, либо контры и терроры… Зрители ведь смотрят не сам матч. Настоящий матч идет в реальности. На игроках налеплены полоски, похожие на скотч, на самом же деле это датчики motion capture. Все движения транслируются в виртуальность, но и там происходящее схематично. Зрители выбирают один из скинов для представления или создают свой и смотрят не на то, что происходит на самом деле, а на такие же фигуры, но не в красной и синей форме, а в одежде разных бандитских группировок, например. И надписи на ящиках у одного про радиацию, а у другого про наркотики. Даже голос диктора проходит через фильтр зрителя и может стать басом, а может нежным женским голосом. Удобно, конечно, что каждый получает то представление, которое он хочет получить, вот только о игроках заботятся меньше, потому что их все равно никто не видит. Если что не так и пойдет, в виртуальности всегда можно чуть подправить. В конце концов, немного всегда подправляют — те, кто выбрал Quake-скин, уверены, что игроки могут делать рокетджамп…
Вит отшатнулся от тени и лишь полсекунды спустя сообразил, что сейчас перерыв, а он задумался и не заметил, как подошел тренер.
— Молодец, хорошо играл. Не строил из себя героя. Но до сих пор весь твой опыт — это компьютерные игры в детстве и имитатор на тренировках. Позволю себе напомнить тебе одну вещь. На Ринге смерть — это настоящая смерть. Здесь нет респавна, как в играх, и ты не сможешь заново включить тренировку, как в имитаторе. Молодые игроки и сами не особо суются на линию огня, но, как показывает статистика, они боятся не смерти, а боли. Цену смерти они забывают во время тренировок, а вот регулятор боли в имитаторе до первого боя обязывают ставить не ниже шестидесяти процентов. Так что не лезь под пули не из-за того, что раздробленная коленная чашечка — это огромная боль. Не лезь туда потому, что ты нужен всем, а особенно себе, живым.
Вит усмехнулся. Его отец погиб на игре вроде Ринга, совсем по-дурацки — играли-то не насмерть, но противнику удалось кинуть его под опускающийся подъемник. Так что Вит был уверен, что знает цену жизни и смерти на Ринге.
Спустя некоторое время тактика на второй раунд была утверждена. Вит занял свою позицию у края большого круга, очерчивавшего зону игры. Ринг назывался так из-за того, что игровая зона была круглой, хотя из-за кибербокса некоторое время слово «ринг» хотели использовать как раз наоборот — для обозначения квадратной зоны. Виту хотелось зевнуть, но он не мог позволить себе этого — из тех миллионов, что смотрели матч, несколько тысяч наверняка предпочли не смотреть рекламную паузу в перерыве, а спектаторить и смотреть за приготовлениями команд, и сейчас могли смотреть на него, а зевающий игрок явно не способствовал имиджу команды. Хотя большинство не спектаторило самостоятельно, а наблюдало за игрой «из глаз» профессиональных операторов-спектаторов, которые годами учились снимать с самых эффектных ракурсов и помнили наизусть десятки горячих комбинаций для мгновенного переноса камеры в любую точку поля.
Начался второй раунд. Все шло по плану — команда организованно прочесывала поле так, чтобы оппоненты не могли спрятаться между ящиками, при этом не выставляя себя напоказ. Нет респавна. Надо об этом помнить. Вдруг Вит услышал, как слева что-то просвистело. Он недоуменно посмотрел налево. Как раз в это время там, в соседнем проходе, началась перестрелка — Стив наткнулся на первого из противников. Виту был виден сквозь щель в ящике вражеский игрок — тот стоял прямо, не боясь, что его кто-нибудь заметит. Видимо, понимал, что остальные игроки в других проходах и не смогут быстро прийти на помощь. Однако у одного из ящиков стенка буквально еле-еле держалась, и можно было, выбив ее, попасть к месту стычки. Вит представил себе, как эффектно он выскочит из рушащейся стенки ящика и разрядит оружие в ничего не подозревающего противника, как замрут в восторге миллионы зрителей, как будет торжественно проходить церемония подписания контракта с одним из наикрутейших кланов… Он разбежался и вышиб стенку ящика плечом.
Почему-то вместо плавного и замедленного прыжка с параллельным постреливанием во врага получилось падение без особого изящества. В ту же секунду в него попали выстрелы, причем как вражеские, так и свои — Стив целился в противника, но попал в выскочившего Вита. После этого враг расстрелял Стива, воспользовавшись его замешательством, и подошел к Виту. Здравствуй, боль…
Вит попробовал, ухватившись обеими руками за небольшой ящик, ударить врага двумя ногами сразу, но не удержался и упал. А противник — знакомое лицо, может, в CyberSport Weekly фотография была, а может, учились вместе, не сообразить — не спеша навел ствол…
Боль. Ничего не соображающая голова, собственная кровь, заливающая глаза, и тысяча миль обжигающих шпал, проложенных по дороге боли — за одну секунду.
Последнее, что Вит услышал, был голос диктора: «Только что был убит Юрий Семецкий aka Вит, подававший большие надежды игрок». Последнее, что подумал — «Зачем я вылез?». И насмешливый голос противника, то ли действительно прозвучавший, то ли показавшийся: «В следующий раз помнил бы, что респавна на Ринге нет, но только не будет у тебя следующего раза». На площадке рядом с разодранным ящиком осталось лежать неподвижное тело.
А где-то в параллельном мире, куда попасть из человеческого нельзя в принципе, потому что параллельные не пересекаются, в том, что в этом мире заменяло компьютер, появились строчки, которые означают примерно следующее:
user #6166243782
action: respawned
respawn planet: Earth
respawn country: Россия
respawn point: роддом #146

⇑ Наверх
⇓ Вниз