Юлий Буркин — «Звёздный табор, серебрянный клинок»

21 сентября 2008 г. Wave Просмотров: 2276 RSS
Проект «Семецкий»

Пролог.

Никогда раньше не замечал я в себе никаких особенных способностей к предчувствию, но сейчас, в миг потрясения, мне показалось, что на лице этого человека я вижу некую незримую печать. «Не жилец», — подумалось мне.
— Налей, — согласился  я. — Как, говоришь, твоя фамилия, подданный? — попробовал я на вкус новое для меня словечко.
— Семецкий я, — отозвался он, — наполняя рюмки.
— А моя фамилия — Синицын, — отозвался второй, хотя никто его и не спрашивал.
— Береги себя, Семецкий, — сказал я, поднимая налитое. — Хороший ты, видно, человек. И товарищ твой вроде тоже ничего, — решил я не обижать и второго.


* * *

Итак, «Звёздный табор, серебрянный клинок». Роман довольно необычный для своего автора, ведь до этого космоопера как-то не находила места среди произведений Юлия Буркина. Хоррор, лирика, философия — всё это было в творчестве Юлия Буркина — мастера рассказов и коротких повестей. А тут целый роман, да ещё и космооперный.
Как мы знаем Сергей Лукьяненко и Юлий Буркин совместно написали замечательную трилогию «Остров Русь», в которой упомянуты многие деятели фэндома начала девяностых, но среди них не нашлось место Юрию Семецкому. Тут, видимо, Юлий Буркин решил исправить свою ошибку и убивает Семецкого раз за разом.

* * *

Ну, вначале познакомся с нашим персонажем (кстати, тут он ещё и изобретатель машины времени, правда с «промытой» памятью):

* * *
— Водочки? — неожиданно, несмотря на субординацию, обрел дар речи лысый Джедай. Видно, уж очень жалко я выглядел. Я с благодарностью посмотрел на него… Никогда раньше не замечал я в себе никаких особенных способностей к предчувствию, но сейчас, в миг потрясения, мне показалось, что на лице этого человека я вижу некую незримую печать. «Не жилец», — подумалось мне.
— Налей, — согласился  я. — Как, говоришь, твоя фамилия, подданный? — попробовал я на вкус новое для меня словечко.
— Семецкий я, — отозвался он, — наполняя рюмки.
— А моя фамилия — Синицын, — отозвался второй, хотя никто его и не спрашивал.
— Береги себя, Семецкий, — сказал я, поднимая налитое. — Хороший ты, видно, человек. И товарищ твой вроде тоже ничего, — решил я не обижать и второго.

 

* * *

И, действительно, недолго Семецкому радовать главного героя своим присутствием:

* * *
Семецкий убит кинжалом, Синицын сбежал на шлюпке, но и ему в открытом космосе долго не протянуть. Похоже,кто-тоиз персонала станции находится в сговоре с джипси, и свидетелей они не оставят.

 

* * *

Впрочем, в последнее время Семецкого убить не так уж легко. Не тот нынче Семецкий пошёл, стреляный, пугливый какой-то.

* * *
На снег соскочил невысокий лысоватый человечек. Я не поверил своим глазам. Это был Семецкий. Убитый Семецкий! Он стоял передо мной в нерешительности, видно, сомневаясь, тот ли я, кого он ищет. Ведь внешность моя основательно изменилась.
— Семецкий! Вы живы?! — шагнул я навстречу ему, сам удивляясь, как рад я видеть этого человека в здравии.
— Приветствую вас, государь! — чуть отступив, обрадованно воскликнул он на русском языке двадцатого века и поклонился.
— А дядюшка Сэм сказал мне…
— Я был серьезно ранен, но я выжил, — прервал он меня. — Товарищи по борьбе подобрали мне кое-какие б/ушные органы на подпольном биоразборе и поставили меня на ноги.

 

* * *

Но раз уж Семецкий появился, то, видимо, он должен быть вновь убитым. Не так ли?

* * *
Мы стремглав взлетели к дверной диафрагме шлюзового отсека, Гойка рухнул на пол и, откатившись подальше, вскочил на ноги. Так же поступил и я. В проеме показалась фигура Семецкого… Но именно тут ему в спину угодил плазменный заряд, предназначенный, скорее всего, мне.
Я кинулся к нему, протянул руки к его вытянутым рукам… Но схватить его не успел.
— Спасайтесь! — выдохнул Семецкий и рухнул назад. Но еще до этогокакой-то серый комочек, сорвавшись с его ладони, упал передо мной. Не обращая на это внимания, я, несмотря на опасность, хотел высунуться из люка, но, видно, Гойка уже нажал клавишу замка, и диафрагма моментально задраила выход.

 

* * *

Так, убили… На сей раз вроде окончательно. Точно больше не починят? Ну, ладно. Что? В завод переселить? Да он он же там долго не протянет. Будет теперь Семецкий-самоубийца. Что? Не будет. А ну, ладно. Главный герой убьёт? Ну, хорошо. Только там памятник какой-нибудь или парк мемориальный забабахать нужно.

* * *
На месте выжженного участка промышленной зоны на Петушках сейчас отстраивается развлекательный комплекс имени Семецкого. Точнее, по настоянию дядюшки имени Семецкого и Синицына. Хотя, убейте, не понимаю, чем таким особенным отличился последний. Если помните, он пропал в самом начале моего повествования, едва появившись. Ну да ладно, не жалко. В конце концов он — один из моих спасителей… Пусть будут, как Минин и Пожарский.
⇑ Наверх
⇓ Вниз