Начало 2005 года отзнаменовалось необычным творческим всплеском у киевского писателя-фантаста Александра Лайка. Ну не мог автор (в лице Сергея Торенко) пройти мимо номера первого за 2005 год «Интересно газеты. Блок Z. Просто фантастика».
Итак в рубрике «Есть контакт!» появился рассказ сразу с тремя прологами.

* * *

 

Юрию Михайловичу Семецкому — человеку, звездолёту, символу.
Молод ещё Семецкого убивать!
Вечно молодой! Вечно…

 

* * *

Рассказ полностью посвящен Юрию Семецкому и полностью привестия его не могу. Ищите… Читайте. Но пару слов из «Избранных записей с кристалла анзибль-рекордера фирмы «ТП» я всё же приведу:

— Офис «ТП» слушает. Семецкий. Альграб-кварта? Альграб?! Димка, кто у нас на Альграбе? Ёлы-палы! Дык ведь же ёлы-палыещё раз! Хаймундиналь, привет! Ты где пропадаешь? Да какая на хрен работа?

А вот ещё одна рецензия на книги малотиражного издания «Новая космогония» (кстати, вынес «Новую космогонию» в отдельный раздел). Тут критик Олег Овчинников составляет рецензию на виртуального писателя Валерия Игнатьева (знатоки «Семи грехов радуги» уже знают о ком идёт речь). Эта рецензия (равно как и другие рецензии на «Новую космогонию») была опубликована в одном из номеров журнала «Если».
Но к делу! Вернемся к нашим свиньям.

* * *
Еще одна нетипичность: полное отсутствие потерь с нашей стороны. Несколько ранений, но скорее комичных, сродни «боевой щепке» деда Щукаря. Гураму откусывают протез, а Игорь от удара станнером перестает заикаться.

И все же один покойник в романе есть. Случайный. Это заглянувший в мастерскую Юрик Семецкий, бывший одноклассник Антона и неизлечимый наркоман. Он ошибочно принял универсальное горючее Элериум-117 за психотропный транквилизатор с похожим названием. Принял и… отдельные фрагменты Юрика обнаружили аж за вторым периметром.

Эдуард Геворкян «Возвращение мытаря»: прочти прописные буквы первого абзаца, получишь «Семецкий убит».

Седьмой дом от поворота к озерному кольцу — мое жилище на месяц, в лучшем случае, на два. Если вдруг патруль зеленой зоны поинтересуется, что я делаю в трехэтажном особняке в отсутствие хозяев, то разочарование им гарантировано. Мой чип-код в порядке, а садовника нанял присматривать за поливными машинами добрый хозяин. Его сейчас нет, милосердные господа, он улетел к старой сестре, но скоро вернется. Целую руки благородным стражам!.. Как-то я действительно налетел на охранников. И они не поленились, проверили чип-код, метку локуса и все остальное. Йорген долго смеялся, когда я рассказал ему о досмотре, и попросил в следующий раз отформатировать легенду проще. У меня в тот раз дом числился якобы за блицсемьей перевертышей, причем один из них менял пол четыре раза. Бывали легенды простые, сложные, глупые… Интересное дело, чем глупее легенда, тем она надежней. „Тупые живут скучно, но долго“, — любит приговаривать Йорген, вводя в чип-код новое прикрытие.

Спасибо Людмиле Деминой за находку.

По книге «Рось квадратная, изначальная» (равно как и по «Остров Русь» Юлия Буркина и Сергея Лукьяненко) в недалёком будущем будут изучать историю фэндома. Тут почти все герои (кроме, наверное, главных) имеют своих прототипов в фэндоме. Здесь мы увидим пахана Лук Ян Ко. На каждом километре попадаются двуликие Олди (в виде верстовых столбов). Не обошлось, разумеется, и без Юрия Михайловича Семецкого. Тут их целый вид… Зверьков… Пушных.

* * *

 

В последний раз глянув через Бездонье на снежный кон — шумящих, спорящих мирян там было не меньше, чем на его стороне, слав невольно задержал внимание на необычно большом и дородном для его народа нанке в роскошной шубе из удивительно красивого палевого меха — меха юрсема, — важно и неторопливо рассекавшем собой толпу, слово нож масло. Присмотревшись Благуша узнал в нем. Сдельного Пахана — Лук Ян Ко, который, как самый богатый человек среди торгашей, вполне мог себе позволить роскошь вроде этой шубы. Ведь юрсемы, небольшие пушистые зверюшки размером с домашних кошар,когда-товодившиеся во всех доменах, ныне стали большой редкостьюиз-засвоей удивительной доверчивости к человеку, в частности к охотнику. И понятное дело, цена на их мех давно стала прямо-таки занебесной. Большой знатный нанк остановился возле пограничного олдя, где в данный момент собрались все старейшины торгового кона с обоих доменов для обсуждения общих торговых проблем, и басовито принялся о чем-тос ними рядиться. Благуша не разобрал, далековато было. Старейшины в ответ закивали, то ли в самом деле согласные с ним, то ли просто не осмеливаясь спорить с самим Паханом. А тот, завершив короткую речь, щедро отхлебнул из поданного ему подбежавшим мальцом огромного кубка с дымящимся напитком и пустил его по кругу.

 

* * *


Но это не единственное появление Семецкого на страницах этой книги.

Геннадий Мартович Прашкевич — автор малоизвестный на территории Украины, однако, посещает все киевские конвенты начиная с 2003 года, а также является постоянным автором журнала «Реальность фантастики», где ведёт рубрику посвященную биографиям авторов классической русской фантастики. Ну, поскольку это автор русский и это фантаст, то в его произведениях не мог не появиться Юрий Семецкий.

⇑ Наверх
⇓ Вниз